February 17th, 2015

О чём умолчал Брейвик


|
|
Cидит Мухаммед на корточках в Амстердаме и плюет на землю через
дырку в зубах.
Вдруг появляется фея и говорит: — Я социалистическая
социальная либеральная фея! Я прилетела, чтобы исполнить три желания!
— Посмотри, какая у меня дырка во рту! Я хочу, чтобы мне вылечили и
вставили все зубы!  Не успел Мухаммед произнести эти слова, как тотчас
вышел закон о бесплатном лечении и протезировании зубов для социальных
иностранцев, и его рот засиял белоснежной голливудской улыбкой.
 — Я очень скучаю по своим четырем женам и пятнадцати детишкам, а
также по родителям, братьям и сестрам, родителям-братьям-сестрам моих
жен!  Я хочу, чтобы мы все жили на роскошной вилле, и чтобы денег
всегда много было!  Не успел Мухаммед договорить, как оказался в
прекрасной вилле!  На столе — текст закона о воссоединении семей для
социальных иностранцев, а также банковские распечатки со сведениями о
поступивших пособиях.  Дом полностью меблирован и оснащен
электроприборами в соответствии с законом о помощи в приобретении
мебели и бытовой техники для социальных иностранцев.Счастливый
Мухаммед просто не знает, чего бы ему еще попросить, ведь одно желание
еще осталось.  И он попросил:— Хочу стать настоящим голландцем.  Не
только по гражданству.  Хочу быть голубоглазым блондином, и чтоб меня
звали Ян Янсен!Не успел он закончить фразу, как все исчезло, и он
обнаружил себя вновь сидящим на корточках и плюющим на землю сквозь
дырку в зубах.— Что случилось? — спросил он у феи.— Как не стыдно,
господин Янсен, клянчить у государства! Вы должны заботиться о себе
сами! Идите и ищите работу!  |

«Я вам мира у Б-га вымолю…»

В Иерусалиме и Бат-Яме 25-26 февраля пройдут творческие встречи с удивительным поэтом из Украины: впервые на земле Израиля выступит молодая украинская поэтесса Анастасия Дмитрук, которую многие узнали по ставшему знаменитым стихотворению «Никогда мы не будем братьями».

Прошел уже год с тех памятных дней, когда народ Украины вышел на киевский Майдан, чтобы отстоять честь и достоинство перед преступной и коррумпированной властью, высказав тем самым свое желание построить, наконец, свободное гражданское общество, живущее наряду с другими народами, уважающими демократические европейские ценности. Но неожиданно оказалось, что суверенное государство не защищено никакими меморандумами от посягательств ближайшего соседа и братского народа, несмотря на подписанные прежде гарантии… Collapse )

Страх от смеха

У жизни со смертью
Еще не окончены счеты свои.

Булат Окуджава

Митинг в Грозном, если нам не врут, собрал более миллиона мусульман со всего Северного Кавказа. Сначала сообщили о 800 тысячах, потом поправились: ну разве может Рамзан Кадыров предсказать неправду? Обещал миллион - значит и есть миллион. Добровольно-принудительно свезли в Чечню автобусами мусульман со всей округи. Опыт московских митингов -путингов пригодился. Агитация за участие в кадыровском телешоу велась во всех мечетях края. Конечно, все это было согласовано и одобрено Кремлем. Таким образом Россия в лице Чечни стала центром протестов против карикатур на пророка Мохаммеда, против Парижа. Знай наших, кадыровых! Тем более, что воинственный Рамзан предварительно заявил, что “мы против Европы, а Ходорковского и Венедиктова везде найдем и подстережем”, поскольку они объявлены личными врагами чеченского гауляйтера, чьи банды бесчинствуют на юго-восточной Украине.

Все это задумано для телекартинки, чтобы показать миру на подведомственных каналах и прежде всего на RT, который прежде именовался “Раша тудэй”. Рамзану сочинили пламенную речь, в которой он обвинил западные спецслужбы в организации расстрела парижской редакции, и заявил, что мусульмане готовы умереть, защищая имя пророка. Он назвал марш мира в Париже против терроризма и в защиту свободу слова “шоу с лозунгами в поддержку вседозволенности, ведущей к кровопролитию”. Слова эти выдают стиль заявлений российского МИДа...

Особенно трогательно говорил нацлидер Чечни о волосне в специальном интервью: от его, рамзановского волоса исходит тень, а волос пророка, хранящийся в грозненской мечети имени Ахмата Кадырова, тени не дает. Ход мысли правильный: сегодня он пророк Ичкерии и всего мусульманского мира. Так можно говорить только доведя себя до состояния ликования.

Чувствами верующих сегодня прикрываются всяческие подонки. Используют их для политических припадков. И невдомек тому, кто этим занимается, что они создают карикатуры на самих себя. Весьма показательны и смешны камлания записных пропагандонов у Соловьева: “Это бесы устраивают шабаш в великий христианский праздник Крещения”. (Сам Соловьев). Политоложец Семен Багдасаров: “Надо брать Мариуполь, а потом идти на Харьков - это подрыв всего военно-промышленного комплекса Украины. Если человек хочет воевать, надо создать ему все условия”. Железняк: “Во всех отношениях Россия закончила год триумфально. Благодаря нашей мудрости, стойкости и последовательности”.

Ну это ли не карикатуры на самих себя?
Есть люди, которых раньше считали вполне вменяемыми, рассудительными, но сейчас они впали в “патриотический” раж и несут какую-то хрень. Им обидно, что лидер привел их в гражданство третьесортной державы, на которую мало кто обращает внимание. Она не котируется даже как враг. У них фантомные боли некогда великой державы, прохановская конспирология.

А вот лозунги, которые несли участники Республиканского марша в Париже. Сравните их с тем пропагандным дерьмом, которым с телеэкранов вас поливают ежедневно и ежечасно.

“Нет единомыслию!”, “Нетерпимость нетерпима!”, “Свободу - выражению!”, “Да здравствует Франция!”, “Спасибо прессе!”. “Да здравствует полиция!”, “Рознь - ловушка для мудаков!”, “Я мыслю – следовательно, существую!” И “Марсельеза” - Гимн Франции, который пел полуторамиллионный хор: “Вперед, вперед, сыны Отчизны, для нас день славы настает. А против нас тиранов стая с кровавым знаменем идет”.

Два мира - мир человечества и мир давно прошедшего времени. Один мир ищет пути своего дальнейшего развития, другой смотрит в средневековье с точки зрения аллахоугодного дела.


Любая власть не любит юмора, сатиры, иронии, смеха над собой и стремится от всего этого избавиться. Защититься от этого - значит обеспечить свою прочность. Анекдоты о власти - ни-ни, никаких насмешек и ироний! Вы что? Власть - от бога, она сакральна! Художник обнажает земные человеческие пороки, высмеивая их. Он показывает, что за тупой верой стоит цинизм отцов церкви, что вера - это ложь и пафос, и ничего более. А в нынешней России, если чиновники перестанут повторять, как мантру пустые слова о том, что Путин - это Россия, к стенке их не поставят, но выставят вон.

С древнейших времен при королях были шуты. Им дозволялось то, что никому другому - говорить правду, смеясь. В России божьими людьми считались всевозможные юродивые - их никому не дозволено было обижать, их выслушивали. Однажды царь одним ударом прибил насмерть юродивого Ваську. Народ возмутился. Грозный царь раскаялся в своем злодействе и повелел поставить на Красной площади храм Василия Блаженного в честь убиенного им отрока. Храм с тех пор поражает своим совершенством. Петр Великий вообще издевался над церковью и более четверти века руководил страной с помощью Всепьянейшего собора. Царь-папа избирался приближенными по способности пить бочками. Он восседал на папском троне, сделанном из переплетенных фаллосов. Всепьянейший собор решал вопросы войны и мира, равно как и о женитьбе шута на козе.

Средневековые ваганты - бывшие студенты университетов, разочаровавшиеся в религии, бродили стаями по всей Европе, когда ислам только зарождался. Они пародировали религию, священнослужителей и даже самого Папу Римского на божественной латыни. Этот язык был тогда в ходу по всей Европе, на нем молились, вели церковные службы. А когда появились газеты, в них сразу же начали печатать карикатуры. Первые такие листы появились в Голландии. Ваганты все подвергали сомнению, не будь у людей сомнений - не было бы ни одного научного прорыва. Странствующие бедные студенты сочиняли баллады и стихи. Они пародировали религию и ее основные формы, смеялись даже над Евангелием и литургиями:

Жизнь на свете хороша,
Коль душа свободна,
А свободная душа
Господу угодна.


Российские студенты тоже пели иронические песни про веру. Вот, например, “Песня казанских студентов”:

От зари до зари, коль зажгут фонари,
Вереницей студенты шатаются,
Они горькую пьют, девкам спать не дают
И еще кое-чем занимаются.
А Лаврентий святой с золотой бородой,
Сверху глядя на них, улыбается.
Он и сам бы не прочь провести с ними ночь,
Но на старости лет не решается.
А святой Гавриил в небеса доложил,
Что Лаврентий святой - плут и пьяница,
Что он горькую пьет, девкам спать не дает
И еще кое-чем занимается.
В небесах был совет и решил комитет,
Что Лаврентий с святых исключается,
Что он горькую пьет, девкам спать не дает
И еще кое-чем занимается.
Но святой Гавриил по зубам получил
И с тех пор доносить не сбирается.
А Иисус наш Христос произнес звонкий тост,
Со студентами пьяный шатается.
Он и курит и пьет, девкам спать не дает
И еще кое- чем занимается.
Через тумбу-тумбу раз, через тумбу-тумбу два,
Через тумбу-тумбу три спотыкается.



Тот самый Карл Радек…
Пишу эту песенку по памяти, может, где-то что-то переврал.
При товарище Сталине, деятельность которого сегодня одобряют 52 процента россиян, был тоже свой шут гороховый. Его имя - Карл Радек. Под ним он известен как большевик-ленинец. На самом деле его звали Кароль Собельсон. Он свободно говорил и писал на 13 языках, был одним из тех, кто обеспечивал проезд Ленина в Россию в пломбированном вагоне. В свое время считался лучшим знатоком мировой литературы, да и сам был остер на язык. Он разил всех ядом сарказма. Естественно, Радек был членом ЦК ВКП(б), генеральным секретарем исполкома Третьего Коммунистического Интернационала, был фельетонистом газет “Правда” и “Известия”, активным сторонником Льва Троцкого, ректором университета народов Востока. Родился и вырос Карл Радек в Лемберге . Теперь это Львов, но тогда он входил в Австро-Венгерскую империю. Несмотря на свою близость к Троцкому, Радек всячески восхвалял товарища Сталина и первым назвал его “вождем и учителем всех народов”. Но прославился он своими политическим анекдотами, которые не только рассказывал, но сам и сочинял. Например, такой: Маркс и Энгельс прислали заявление в ЦК, в котором отрекаются от своего учения и признают правильной линию сталинской партии. Или вот такой: Сталин спрашивает у Радека, как избавиться от клопов? - А вы организуйте из них колхоз - сами разбегутся. Или еще: «Со Сталиным трудно спорить: я ему цитату из Ленина, а он мне грозит ссылкой».

Сталина он называл не иначе, как Усач, Тифлис, Коробочка. Ворошилов как-то публично назвал Радека прихвостнем Троцкого. Радек ответил стишком:

Эй, Клим, пустая голова,
Мысли в кучу свалены.
Лучше быть хвостом у Льва,
Чем жопою у Сталина.


И еще одна притча от Радека: Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин - из Политбюро.

На юбилее у Горького Радек сказал: - Алексей Максимович, раз парки, самолеты, улицы, колхозы, театры и города названы Вашим именем, то осталось переименовать соответственно всю нашу жизнь.

Сталин каждый день обращается к своему отражению в зеркале: “Смотри, Сосо, не стань троцкистом”.

Веселый циник и острослов, автор многочисленных каламбуров и анекдотов, Карл Радек пользовался огромной популярностью. Сталина забавляли шутки и остроты Радека, но он тонкого юмора не понимал: то подложит торт под задницу Молотову, то заставляет Хрущева босым танцевать - юмором он был наделен солдатским. Но анекдотов и шуток про себя он не терпел. Он присоединил Радека к “Параллельному антисоветскому троцкистскому центру”. На процессе Радек всячески восхвалял Сталина и поносил Троцкого так, что даже Леон Фейхтвангер поразился его “признаниям”. Радеку дали 10 лет тюрьмы в сибирской тайге, но в 1939 году туда были посланы убийцы Лубянки, которые и прикончили Радека в спровоцированной ими же драке. Точно такими же методами разбирались и с другими видными троцкистами, которым “самый справедливый советский суд” определил не расстрел, а срок. Специальные группы убийц ездили по тюрьмам...

Юмористы-фельетонисты и художники-каракатуристы, которых мне довелось знать, были, как правило, людьми мрачными и невеселыми. Классик советского фельетона Леонид Израилевич Лиходеев держался всегда несколько отчужденно и только за шахматной партией произносил мало кому известные слова: от азой, от азой! Отто Новожилов, поблескивая сияющей абсолютно босой головой, выказывал всем своим видом вселенскую скорбь. Валерий Холод, в бороде которого водились кошки, крошки и мышки, был мрачен от постоянной алкогольной недостаточности. Только вот мне очевидно по молодости постоянно было смешно, но улыбку с моего лица довольно быстро стерли постоянными вызовами на ковер суровые дядьки из ЦК. Почти после каждого фельетона мне приходилось писать объяснительные записки. Ребята шутили: ты сначала пиши объяснительную, а уж потом свой клеветон. Когда в очередной раз мы с главным редактором были званы на красный ковер, и мрачные, как тучи, возвращались в редакцию, щеки Виталия Дмитриевича прыгали, как лягушки.

- Вот ты автор, ты получил свое, а мне-то за что выговор? Collapse )