July 19th, 2015

Процесс запущен. Его не остановить

Многие страны Запада начали широкомасштабную координацию действий по выведению Путина и его ОПГ из правового поля в поле криминальное
В международной политике, в международных отношениях — так же, как в бизнесе. Или у тебя хорошая (или просто нормальная) репутация, и ты «in», или же твоя репутация такова, что ты «out».
Запад закрывал глаза на Путина и его ОПГ до 2014 года, потому что это было слишком сложным: не закрывать глаз. В этом проявилась определённая лицемерность Запада, но и каких-то чётких границ Путин и его ОПГ на тот момент ещё не переступали. Да, все знали, что Россия — это мафиозной государство. Да, все знали, что разборки внутри мафии иногда выливаются за пределы страны. Все знали, что эта мафия отмывает деньги на Западе. Но при этом существовал тот уровень сотрудничества, который хотя бы минимально устраивал Запад, для того, чтобы не нарушать статус-кво. Ведь, в конце концов, это было внутренним делом России — иметь правителей в качестве ОПГ, то есть, настоящую мафию. Это не является задачей правительств каких-либо стран, Госдепа или ещё кого-либо извне — менять в России режим во имя «освобождения порабощённого российского народа».
Но в 2014 году всё изменилось. Путин и его ОПГ напали на Украину и аннексировали её территорию. Продажный и лицемерный Запад, съевший аналогичную ситуацию с Грузией в 2008 году, только без официальной аннексии, сказал: «хватит».
Процесс смены режима в РФ запущен около года назад, и его не остановить. Он будет продолжаться, пока он не закончится сменой режима, и здесь нет никаких других вариантов. Процесс достаточно грамотен, ибо построен так, чтобы режим медленно и тихо завалился набок, нежели взорвался.
Непрекращающийся поток расследований, обвинений, статей в СМИ — даже не о коррупции, нет, а о тяжких международных преступлениях Путина и его ОПГ за последние 20 и более (!) лет — говорит о том, что многие страны Запада начали широкомасштабную координацию действий по выведению Путина и его ОПГ из правового поля в поле криминальное, подразумевающее только одну логическую цепочку: следствие, обвинение, ордер на арест, экстрадиция, суд, решение суда, тюрьма.
Этим занимаются США, Канада, ЕС (включая Испанию), Швейцария и ряд других стран.
И это работает так, как санкции год назад: вроде, вот он, периметр санкций, а, на самом деле, за этим периметром тоже становится всё токсичным. Так и сейчас: вроде, Китай не участвует в расследованиях и обвинениях… но китайцы уже хорошо понимают, с кем они имеют дело, и понимают, что дел лучше не иметь. Уже в мэйнстриме китайских СМИ прозвучали эти слова, в отношении Путина и его ОПГ: жулики. Уже даны многочисленные сигналы, в том числе дипломатические, которые являются безошибочными: китайцы готовы списать этот режим окончательно, по первому чёткому сигналу Запада. И этот сигнал уже есть.
У кого-то есть сомнения? А почитайте огромные англоязычные статьи в стиле журналистских расследований в таких изданиях, как The New York Times, Bloomberg, BBC, Reuters, и т.д. Китайцы хорошо понимают далеко идущие последствия этих процессов, и никогда не будут рисковать тем, чтобы впоследствии быть обвинёнными в поддержке не просто коррупционного, но откровенно бандитского режима.
Процесс запущен. Его не остановить.
Слава Рабинович

Явка с повинной

Оригинал взят у russkiysvet в Явка с повинной
Идея международного трибунала по малазийскому "Боингу" – идея убийственная, и для ее авторов совершенно беспроигрышная.

Согласиться нельзя – приговор будет не только не оправдательным, а просто-таки очень суровым: мало того, что сбивать гражданские самолеты нехорошо, так ведь еще и мир не предупредили мир, что собираемся их сбивать. Да, и врали потом целый год. И что теперь делать с этим годовалым враньем? Конечно, есть шанс потянуть время, но где гарантия, что удасться умереть до приговора?

Но и отказаться нельзя. Отказ равносилен явке с повинной. Не то, что все в мире воспримут его так, но и самая распатриотичная домохозяйка внутри страны протянет: "А я-то думала – хохлы!..". И что-то даже в ее, далекой от политики душе шевельнется. Что-то очень неприятное для тех, кто целый год старательно кормит ее с ложечки рассказами про рвы с изнасилованными распятыми беременными мальчиками.

Нежелание признавать факт убийства трехсот пассажиров "Боинга" было всеобщим и каким-то даже чересчур глубиным. Сказалась годами воспитываемая ненависть к террористам, рушился миф о "наше дело правое"... В общем, признание заденет очень больные струны.

Самое умное, что власть могла сделать год назад, – просто сказать правду: покаяться и достать толстый кошелек. В конце концов, "цена вопроса" была-то всего-то в миллиард долларов или около того.

Но как скажешь правду, когда вся политика замешана на лжи? И ведь эта политика работает. Не слишком хорошо, но работает. Внутри страны не сказать, что верят, но одобряют. Да, и вне страны какие-то плоды есть: говорят то о повстанцах, то о сепаратистах, а о прямой агрессии – гораздо реже. И всё время – вот уж это западное стремление к точности и объективности – всё время добавляют "по мнению многих", "многие считают" и так далее, как бы ставя тем самым под сомнения факты несомненные.

Работает, работает политика лжи. Может, и не так эффективно, как хотелось бы, но работает. Чем чудовищнее, тем скорее поверят... Ну, как тут было удержаться от соблазна. Не удержались...

Сейчас признаваться уже поздно. И пытаться сотрудничать с трибуналом тоже никак не получится – дело-то ведь самое простое. За тот день-два пока в пршлом году сообразили, во что вляпались, так успели наследить, что теперь уже и концы в воду спрятать невозможно: все, кому интересно, что произошло тогда в небе Донбасса, об этом уже знают.

Просто знающие разделились на два больших отряда. Первый – нормальные люди с нормальной реакцией на поджоги, грабеж, убийства, человеческие слезы и кровь. И второй – "А что?". Тупое, бессовестное, самодовольное "А что?". Наглая, в меру сытая ухмылка, понимающая только один язык – язык силы. "А что?". А что ты мне сделаешь? Вот у меня и кастет, простите, "Искандер" припасен. И вообще, ты – слабак, лох, ботаник...

В советское время это "А что?" бытовало только в молодежной субкультуре совсем глупых подростков из подворотен. Достигая возраста лет шестнадцати-семнадцати, даже самые последние дураки вопрос "А что?" уже не задавали – они хорошо знали, а что им будет за бандитизм и воровство. Это даже страхом нельзя было назвать – просто знание: так жить нельзя, плохо будет, надо жить по-другому.

Сегодня ситуация (и не без наших прекраснодушия, мечтательности, иллюзий и юношеских фантазий) поменялась: преступления против закона и, тем более, против совести стали вполне такой нормальной жизненной стратегией. Так можно жить. И порой – неплохо жить: деньги, машины, девочки, мальчики...

И естественно, у значительной части населения отношение к "А что?" тоже поменялось – а, что? Почему нельзя, если никто не наказывает?

И понятно, что эта философия шпаны перенеслась и в политику внешнюю. Мир с государством-шпаной иметь дело пока не научился. Не было у мира раньше такого опыта. Бандиты-маньяки в 20-м веке к власти приходили. Было дело. Шпана раньше – нет. Не было. Так что миру приходится еще только учиться иметь дело с этим новым для себя явлением. "Не по понятиям", "несознанка" и прочее в том же роде – это наш вклад в международные отношения.

Вот мир и учится. Международный трибунал здесь как раз очень удачная находка. Открутиться от него через "Приходи, судить тебя будем! –  Не хочу! – Ну, не хочешь – вычеркиваю" не получится. И вето в Совбезе будет равносильно признанию вины: очень сэкономит время судьям.

Можно, конечно, попытаться договориться за кулисами. Как я понимаю, чем-то таким МИД сегодня и занят. Но боюсь, и это не получится. Уж слишком далеко зашло дело.

А с чего всё началось? Просто с органического нежелания говорить правду.