August 30th, 2015

Бывший вице-президент США предсказывает новую Хиросиму из-за иранской сделки

Дик Чейни - бывший вице-президент США (при Джордже Буше), и его дочь Лиз Чейни (бывшая высокопоставленная сотрудница государственного департамента США) предсказывают начала новой ядерной войны из-за иранской сделки, которую Барак Обама навязывает американцам и всему миру.

Об этом, согласно сообщению портала Debka, говорится в книге этих авторов, которая будет опубликована в ближайшее время.

В разделе, посвященном ядерной сделке с Ираном, Дик и Лиз Чейни, в частности, пишут:
«Почти все, что президент сказал нам (американцам) о соглашении с Ираном, является ложью…
Президент заявил, что соглашение позволит избежать обретения Ираном ядерного оружия, но на самом деле оно дает тегеранскому режиму возможность создать ядерный арсенал на законном основании…
Соглашение, навязанное Обамой, «подарит» миру ядерный Иран и подхлестнет гонку ядерных вооружений на Ближнем Востоке.
Почти наверняка Иран не откажется от соблазна использовать ядерное оружие, которое будет приведено в действие впервые после Хиросимы и Нагасаки».

Верю ли я?

Оригинал взят у mike_70 в Верю ли я?

Меня часто спрашивают, верю ли я, что Россия когда-нибудь станет нормальной страной? Честно говоря, тяжело в это поверить, когда видишь рожи преступников во власти; ворья из Думы; подлецов и лгунов на телеэкране; оболваненных, нищих, злобных, ненавидящих всё и всех «простых людей». Людей, традиционно мечтающих не о собственной корове, а о том, чтобы у соседа корова сдохла. Мне кажется, что Путину с его бандой удалось превратить в шариковых значительно больше людей, чем Советской власти за все ее годы...
А до проклятого 17-го? Палач, садист, убийца, заливший страну кровью Иван Грозный – великий государь, «собиратель земель», как его еще, пес, там… Для всего мира – Ivan the Terrible. Ужасный. Для русских – Грозный. Почувствуйте разницу. Отец родной. Суровый, но справедливый, мудрый, стоящий на страже и так далее… Опора и надежа. Свой. Батька. «Сажай на кол, отец, вперед Россия!» А вот Александр II, отменивший крепостное право, тряпка. Разгул террора и вообще, ату его! И грохнули. Кому нужен такой государь?!
И сегодня серое ничтожество, волей случая вознесенное на трон, – новый отец родной. Ого-го! Пусть всё в дерьме! «Мы самые великие!», «Ужо вам, пиндосы, укропы, гейропы!», «Сдохнем, но поможем Путину!», «Страна встала с колен!», «Пусть мой сын умрет во славу России!» Катастрофа. «Гордости нет, одна гордыня». Быдло. Плебс. Северокорейцы. Палестинцы.
И все можно. Все. Избивать, сажать в тюрьму, грабить, стрелять, травить, обливать помоями, лгать и клеветать. Можно покупать, как вокзальных шлюх, не только «пропагандонов» на ТВ, но и западных политиков, журналистов, спортивных чиновников…
И когда смотришь на всю эту омерзительную, зловонную помойку, то как-то не верится, что наступит день, когда… Но! Только одно «но». Вернее, их много этих «но». «Но» - это уничтоженные Новодворская и Политковская, Юшенков и Щекочихин, Девотченко и Маркелов. «Но» - это сражающиеся Володя Кара-Мурза, Саша Подрабинек и вместе с ними немалое число других, истинных патриотов России («нацпредателей»). Кстати, кто не в курсе - термин Геббельса. А еще «но» - это люди, которые каждый день и каждую ночь, в жару и в холод, в дождь и в снег приходят на мост Немцова. Приходят охранять его Мемориал от всей это сволочи – властей, вандалов, погромщиков… Они зажигают свечи, приносят свежие цветы. Я смотрю на этих людей, на эти лица и понимаю всю мудрость древнего выражения - «надежда умирает последней»…

Виктор Топаллер

Неожиданный вопрос

Водитель такси — интеллигентный немолодой человек — неспешно и почти без эмоций рассказывал о своей жизни.

У жены рак, четвертая степень, врачи здесь тянули деньги, занимались ерундой. Повез жену в Израиль — там остановили процесс, даже сделали случай операбельным; но надо пройти еще один курс, а там это дорого: начинали-то, говорит, когда было 32, а сейчас 70…

Израильтяне дали ампулы на курс, чтобы пройти в Москве, но предупредили: пускай в больнице вскрывают при вас, а то своруют, а в вену зальют, чего ни попадя.

Ну, мы, говорит, приходим в больницу: так и так, а они говорят: нет проблем, пять тысяч. За то, что вскроем ампулы при вас. Читай: за то, что не своруем и не зальем вашей жене дряни в вену вместо лекарства.

И он заплатил — делать-то, говорит, нечего. У нас, говорит, сын в футбол играет, во второй лиге, помог матери…

Он помолчал немного, а потом спросил:
— Почему я не еврей?

У меня не было ответа на этот вопрос.
Были ответы на пару других, но их он не задавал.

В. Шендерович