September 6th, 2015

Морской бой Путина

С самого начала своего правления, с 2000-го года, Владимир Путин пытается расширить зону влияния России на морском пространстве. В какой-то мере он видит себя продолжателем дела Петра I, портрет которого висит в кабинете российского президента.

«Первый выстрел» Путина в этом направлении успехом не увенчался. Скорее — наоборот. Трагедию подводной лодки Курск помнят до сих пор. Но это не остановило российского стремления к «привилегированному военному флоту». Огромнейшие бюджеты выделялись в последние 15 лет на восстановление военного преимущества России на море. Кроме того, предпринимались колоссальные дипломатические усилия для размещения российских кораблей в различных портах мира. Запад не бездействовал. Страны, приютившие российский военный флот, ждала масса неприятностей. Вплоть до революций и военных переворотов. Так, например, пал режим Каддафи в Ливии. Возобновление дипломатических отношений с Кубой — прямая реакция США на попытки российского влияния на острове.


Единственный порт, доступный сегодня России в Средиземном море — это сирийский Тартус. Но ослабление режима Асада и продвижение его противников в сторону моря заставили Кремль забеспокоиться. Чтобы помочь президенту Сирии сохранить территории подвластными себе, в последние недели Россия увеличила свое военное присутствие в Сирии, в том числе и в воздухе. Как ни парадоксально, но несколько российских эскадрилий в небе над Сирией могут изменить ситуацию на Ближнем востоке.

На данном этапе не предполагается конфронтаций российских пилотов с израильскими в небе над Сирией. Однако, ситуация в любой момент может выйти из под контроля. Прежде всего, российские пилоты не умеют маневрировать в узком воздушном пространстве. ВВС Израиля будут вынуждены сбить российский самолет, даже если он случайно окажется в нашем воздушном пространстве. Дальнейшее развитие событий не может предсказать никто. Как и в другом сценарии. Израильские военные самолеты используют воздушное пространство Сирии и Ливана. Это необходимо для военной разведки и для ликвидации караванов с оружием, предназначенных для Хизбаллы. Неизвестно как поведут себя российские летчики при встрече с израильскими в сирийском небе. Ведь их задача, среди прочего, оберегать воздушное пространство Сирии.

Однажды нечто подобное уже было. Во время войны на истощение. Тогда завязался воздушный бой между советскими летчиками, охранявшими небо Египта и израильскими. Бой был очень коротким. Чуть более 2-х минут. 5 советских самолетов были сбиты, 15 отступили. Один израильский самолет был поврежден, но благополучно вернулся на базу. После этого никогда не инициировались советской и российской сторонами конфронтации с ВВС Израиля.

Разумеется, согласно распределению обязанностей между Израилем и США, проблема российского присутствия в Сирии должна решаться силами ВВС США. Но крайне нерешительная политика президента Обамы вынуждает Израиль разрабатывать собственные планы. Так же, как и в решении иранской ядерной программы. Во всяком случае, до выборов нового президента США. Нерешительность Обамы уже привела к российскому морскому преимуществу в другом регионе, в тысячах километров от нас.

Пока весь мир решает вопросы глобального потепления, возникла новая зона интересов. Потепление океанов превратило Арктику в привлекательное во всех отношениях место на Земле. Прежде всего, речь идет о крупных месторождениях газа и нефти. В Арктике развернулась настоящая борьба за военное присутствие и территориальные воды. Россия — один из главных участников этой борьбы, которой даже придумали название — «новая холодная война». Вот только если из прошлой холодной войны Америка вышла победителем, то в нынешней — картина совершенно иная.

О том, что Америка упускает шанс на влияние в Арктике сегодня говорят в Конгрессе, в американских СМИ и даже в правительстве. Проблема, прежде всего, в очень малом военном присутствии США в морской арктической зоне. Одного-двух ледоколов не достаточно, чтобы охранять территориальные воды США в регионе, ликвидировать последствия аварий с утечкой нефти или газа. Главное — Америка не располагает коммуникационной системой в арктической зоне и не проводила достаточно исследований морского дна в регионе. Для исправления ситуации нужны огромные бюджеты, которые годами задерживаются по политическим соображениям, из-за бюрократических проволочек и ряду других причин.

На другом берегу, в России, ситуация противоположная. Вдоль арктического побережья сегодня строятся 10 спасательно-поисковых станций. Россия в разы увеличила военное присутствие в Северном океане и восстановила прибрежные военные базы, которые были законсервированы после развала СССР. Несколько вновь созданных российских дивизий разместятся у российско-финской границы и в районе полуострова Ямал. Владимир Путин заявил, что это меры предосторожности, призванныеоставляют ядерный арсенал Российской Федерации.

В НАТО с большим интересом наблюдают за развитием событий в северном регионе. Многие все чаще говорят о том, что в Белом Доме сидит человек, который ошибочно интерпретирует поведение Ирана и России. На последнем конгрессе Северо-Атлантического альянса многие европейские военачальники призывали США к более решительной реакции на агрессивную политику Путина. защитить инфраструктуры газа и нефти от террора. В марте этого года Россия провела самые крупномасштабные учения в зоне Арктики. В них приняли участие 45 тысяч солдат и офицеров, десятки военных кораблей и подводных лодок, включая и те, которые с

Американцы обязаны пересмотреть баланс сил в Арктике. С подобным отношением к проблеме, они потеряют влияние не только в Арктике, но и в Европе и на Ближнем Востоке. Нельзя допускать военного превосходства России в этих регионах. Истории хорошо известно чем заканчиваются русские, якобы дружественные военные походы. На нормализацию обстановки уходят годы и проливается много крови, пота и слез