September 23rd, 2015

Молитва

Молитва за всех родных и друзей

( ROSN HASHANAH и YOM KIPPUR )



За всех друзей, разбросанных по свету,

Кого любил я и кого люблю,

Теплом которых так Земля согрета,

За них, родимых, Б-га я молю.



Пошли им сил, удачи и здоровья

И не покинь их в самый трудный час.

Благослови, и одари любовью,

Чтобы улыбка не сходила с глаз.



Чтоб дом был чашей полной и красивой,

Чтоб тучи обходили стороной,

Чтоб Родина всегда была любимой,

А дружба оставалась дорогой.



И пусть друзья разбросаны по свету,

Моя молитва каждого найдёт,

И в дом войдя, как первый луч рассвета

С собой благословенье принесёт!

Будьте ЗАПИСАНЫ и ПОДПИСАНЫ

на добрый и счастливый 5776 год!

"Я не русофоб"

Оригинал взят у svobodaradio в "Я не русофоб"


"Очень часто в комментариях под видеороликами мне пишут: "Ты удрал, убежал, смылся со своей родины, из-за океана начинаешь поливать грязью свою родину". Но ведь убегают, смываются обычно из тюрьмы, из тех мест, где люди лишены свободы. Да, действительно, я приехал в свободную страну, а люди своими комментариями сами признают, что они сидят в большой тюрьме, оттуда нужно сбежать."


Поющий дальнобойщик Вадим Дубовский представляет свои новые песни



Ожидает ли нас «закат Европы»?

Такого великого переселения народов в истории ещё, пожалуй, не было. Может, если только во времена нашествия гуннов. Мир стал меняться буквально на глазах и разделился на две части. Одна, сравнительно небольшая, переполнена ужасом, страданием, криками о помощи и детским плачем. Она бурлит, кипит, пенится, выплёвывает из огнедышащей пасти отрубленные головы и постепенно заливает своей всепоглощающей, клокочущей лавой другую часть - спокойную, мирную, благоустроенную, радующуюся жизни.

Отчаявшиеся, голодные люди идут пешком, едут в переполненных автобусах, фурах и поездах, в том числе товарных, плывут по морю на лодках, баржах, даже на плотах. Задыхаются, умирают от голода, тонут, но не останавливаются, разрывают полицейские кордоны и колючую проволоку, сметают на своем пути любые препятствия, пытаясь добраться до желанно спокойной земли, где не падают бомбы, никого не убивают на улицах и благостную тишину не нарушают автоматные очереди.



На первый взгляд, кажется, что ситуация эта имеет сравнительно простое решение. Мирное и гуманное. Спокойная, сытая и цивилизованная часть суши (ближе всего на пути у этого великого «переселения народов» европейские страны) открывает границы, принимает всю это буйную, на грани безумия, массу, даёт им крышу над головой, кормит, лечит, учит и предлагает работу. Ничего сверхординарного вроде бы не происходит. Просто европейцы потуже затянут пояса.

Но это только на первый взгляд. На самом деле всё не так просто и однозначно. Не случайно страницы газет - как бумажных, так и интернетовских, - переполнены паническими заголовками в духе книги немецкого философа начала прошлого века Освальда Шпенглера : «Закат Европы» или «Закат Западного мира». По мнению философа, каждая культура, как человек, переживает возраст детства, юности, возмужания и старости. Западный мир, считал Шпенглер, находится в старческом возрасте и приближается к закату...

Сегодня, почти через сто лет после этих пророчеств, мы снова слышим нечто подобное. «Дряхлеющая, пресыщенная, изнеженная Европа, - пишет один из журналистов в интернет-газете, - на волне безграничной толерантности и всепрощающего милосердия готова отдать беженцам не только последнюю рубаху, но и свою культуру, религию, даже свои привычки и образ жизни». И далее: «Среди беженцев много молодых, здоровых парней арабской внешности. Не исключено, что значительная часть мигрантов - мусульманские фанатики, посланные ИГИЛом для захвата Европы и превращения её во всемирный исламский Халифат». А вечно живой, непотопляемый, постоянно несущий чушь но, при этом, как ни странно, частенько, попадающий в десятку, Владимир Жириновский, в своей обычной, вульгарной манере пророчествует с трибуны Думы: «Скоро чёрная толпа переполнит европейские страны и заставит белых перебираться жить в Африку и на Ближний Восток». Можно, конечно, списать все эти «страшилки» на журналистскую погоню за сенсациями и политический популизм, но никуда не денешься от фактов, которые всплывают то тут, то там, и свидетельствуют о том, что призрак исламизации уже сегодня бродит по Европе.

► В городе Розенхайм (Бавария) в одном из классов, где только четверо из 25 детей были не мусульманами, родители этой «четверки» немецких детей обратились к директору с просьбой перевести их детей в другой класс, так как их постоянно избивали.

►В турецком районе другого немецкого города владелец бассейна по просьбе посетителей-мусульман ввёл правило, согласно которому один день в неделю женщины могли плавать только в полностью закрытых купальниках.

► Во многих европейских городах небезопасно пройтись по городу в кипе или проехаться в машине с израильскими флагами. В лучшем случае можно нарваться на оскорбления, но вполне могут, что называется, и морду набить.

В городе, где я живу, власти хотели отдать для мигрантов большой, пустующий дом, но не получилось. Незадолго до заселения неизвестные этот дом подожгли. Газеты пишут о поджоге как об акции неонацистов. Не исключаю,что так оно и есть. Но настроения против неограниченного приёма беженцев распространены не только среди нацистов, но и среди многих местных немцев, ранее далёких от политики. В последнее время самые что ни на есть аполитичные обыватели стали выходить на демонстрации движения ПЕГИДА (Передовые европейцы против исламизация Германии). Ангела Меркель осудила это движение, заявив, что участники подобных демонстрациий - чёрствые, бездушные люди, у которых нет сердца. Она заверила граждан Германии, что приём беженцев нашей стране по карману. Не будут повышаться налоги и цены на товары. И вообще, беженцы изменят Германию к лучшему. Как говорится, всё хорошо, прекрасная маркиза...



Однако далеко не все разделяют это мнение. Мой приятель, немец, отец трёх детей, посылающий регулярно посылки с вещами двум нуждающимся семьям на Украине, человек, которого никак нельзя обвинить в нацизме, рассуждает иначе:

- Как Меркель не понимает, что дело не в повышении цен и налогов. Это как раз мы могли бы пережить. Опасность в другом. Опасность в том, что вместе с наплывом мигрантов уходит наша культура, наши обычаи и привычки. Можно сказать, уходит наша цивилизация. Не секрет, что для некоторых из приехавших многожёнство в порядке вещей, а чтение Библии - смертельный грех. Если даже предположить, что среди беженцев не более 1% подобных исламистов-фанатиков, то всё равно, учитывая масштабы, которые, благодаря попустительству Меркель, принимает миграция, Германию в будущем могут ожидать очень неприятные последствия. Германия перестанет быть Германией. На следующих выборах я не буду за неё голосовать.

Признаюсь честно, я тоже не буду...

Л. Мадорский

Разговор о Северной Корее

Господь, повесь меня на рею, в сковороде поставь на газ,
но мне приятно, что Корея обосралась в который раз.
Причем, не то, чтоб я злораден. Не то, чтоб им желаю зла.
А просто любопытства ради. И чтоб статистика была.

Пожалуй, ради этикета я должен выразить печаль:
у вас там грохнулась ракета, ах боже же мой, безумно жаль.
Мне правда жаль, на самом деле, корейский инженерный цех.
Который, видимо, расстрелян, включая родственников всех.

Но есть один закон природы: всё будет падать каждый раз
в стране, где толком нет свободы и где у власти пидарас.
Тут все гниет и все хиреет, и граждане живут в аду.
(Напоминаю, что Корея сейчас имеется в виду.)

Какие могут быть ракеты, когда на каждом чертеже
великого вождя портреты рисует кульман сам уже?
В стране, где любят бегать строем перед начальством, чуть дыша.
Союзничать с любым отстоем и опасаться США.

Где нет коварнее измены и нет ужаснее вины,
чем пожелание замены великого вождя страны.
Где модно доносить на близких, лизать подошву сапога,
учиться красть из общей миски и хором лаять на врага.

Где жопа так привыкла к розгам, что чешется, когда их нет.
И каждый, кто родился с мозгом, мечтает жить в другой стране.
И те из них, кто похрабрее, давно сбежали за бугор.
(У нас о Северной Корее, напоминаю, разговор.)

Какая физика и атом в стране, где по уши навоз.
Где самым главным аппаратом был и остался паровоз.
Какие к черту полимеры в пространстве круговых порук —
где сверху назначают мэров, а мэры назначают слуг.

Где иностранную угрозу преподают уже с яслей.
Где лидер правит до склероза, пока не ляжет в мавзолей.
Где граждане крадут тележку, когда идут в универмаг.
Где митинги идут в поддержку того, кто у руля и так.

В стране, где в знак старинной дружбы в министры набрано говно.
Где больше развиты спецслужбы, чем медицина и кино.
Какая на хрен там ракета? Фанера плюс хороший грим.
(Я вам напоминаю, это мы про Корею говорим.)

Я думаю, уже скорее на Землю упадет Луна,
чем возродится из Кореи опять нормальная страна.
Законы Дарвина пока что еще не отменил господь:
повесишь умников на мачту, а остальных велишь пороть —

чтоб честный вечно жил без денег, чтоб компетентный был неправ,
а каждый лодырь и бездельник имел набор таких же прав.
И так из каждого народа, немного порулив страной,
нетрудно вывести породу путем селекции одной.

Всего немного потрудиться, пропалывая огород, —
и через двадцать лет родится другой особенный народ.
Умеющий лишь ползать раком, целуя ноги палачу.
С таким не сваришь "Доширака". Уж про ракеты я молчу.

И будут люди все дурее, и все беднее города.
А ты чего ждала, Корея? Господства мирового, да?
Что со своей ракетой сраной ты наконец обгонишь тех,
кто гражданам с телеэкрана не брешет про сплошной успех?

Сидит Корея с жопой голой.
Корейский люд в печали стих.
И здесь не очень-то веселый
сегодня получился стих.

Зато пока нам душу греет
одна лишь светлая строка:
пока всё это про Корею.
Но ключевое здесь — пока

Л. Каганов