November 18th, 2015

Союз против Исламского Государства ?

Аналитик прокомментировал ситуацию вокруг приглашения России в альянс, направленный против ИГ. Эксперт постарался развеять опасения, связанные с тем, что Путин якобы может выйти из геополитической изоляции на фоне возможной помощи, которую от него ожидает Запад.

Примерно два месяца назад военный аналитик и эксперт Павел Фельгенгауэр очень аргументированно обрисовал невозможность для России провести удачную кампанию в Сирии даже в случае, если целью Путина действительно была бы борьба с ИГИЛ (а такой цели нет): Россия не располагает военными средствами для того, чтобы удачно провести эту военную кампанию. Он имел в виду как недостаточность российских вооружений в Сирии, так и, что самое главное, отсутствие качественного целенаведения: если бы даже РФ вознамерилась бомбить ИГ, ей бы пришлось брать точные координаты у иностранных разведок, которые, разумеется, никогда не поделятся этой информацией с Москвой.

Второй аспект: никто Путину не верит. Нет никаких изменений по поводу его статуса международного изгоя, имеющего репутацию стопроцентного лжеца. Между встречей "двадцатки" в Брисбене и нынешним саммитом G20 в Анталье не произошло никаких событий, которые могли бы изменить положение Путина на международном уровне: ничего не изменилось ни по Донбассу, ни по Крыму. Более того, за год его репутация многократно ухудшилась из-за новых эпизодов лжи и новых террористических действий, которые заключаются в том, что происходит в Сирии, где его дела не просто напрямую расходятся с его словами: там гибнут люди, в том числе мирные жители, в районах, не имеющих никакого отношения к ИГ. Очевидно, что его "клиентом" в регионе является Башар Асад.

Не забывайте еще и о том, что, в то время, как встреча в Брисбене прошла вскоре после гибели малазийского "Боинга", саммит в Турции состоялся спустя три месяца после наложения Москвой в Совбезе ООН вето на создание международного трибунала по расследованию крушения лайнера в Донецкой области — беспрецедентного вето с целью замести следы собственных преступлений и оказать давление на международное правосудие, отказав жертвам и их семьям в расследовании того, в чем повинна сама Россия. Как известно, вскоре будет опубликован новый доклад международной следственной группы, в котором укажут на виновников трагедии, в числе которых — вся цепочка командования вплоть до Верховного главнокомандующего.

В этой ситуации Путин вновь появляется на "двадцатке", где все знают, что он обладает ядерным оружием. Фактически, всему миру приходится иметь дело с уголовным преступником и террористом, который прячется под маской главы государства и занимается ядерным шантажом — помимо прочих преступлений, которые он совершает.

Аргумент о наличии атомной бомбы и готовности ее применить, о чем неоднократно говорил Путин, в том числе в контексте аннексии Крыма, является относительно серьезным фактором. Однако еще более серьезным фактором является то, что никто со времен Второй мировой войны не занимался ядерным шантажом на таком уровне — разве что за исключением Хрущева в ситуации Карибского кризиса. Сейчас же мы видим многомесячную ядерную истерию, которая по продолжительности и накалу является абсолютно уникальной.

Это происходит в традициях каких-то фильмов ужасов, описывающих, как международные террористы захватили ядерное оружие. Сейчас таким террористом является российское государство в лице Путина. Соответственно, диалог с Путиным если и ведется на встрече "двадцатки", то исключительно с пониманием того, что этот человек вооружен и очень опасен. Там нет никаких точек соприкосновения и не может быть в принципе — даже с точки зрения разницы в уровне образования. Одно дело — президент США Барак Обама с дипломом университета Гарварда, другое дело — Путин, не окончивший фактически даже юрфака ЛГУ. С его же слов известно, что он прогуливал занятия, попивая пиво по барам. С какой бы стати ему прикладывать усилия к учебе, если, будучи завербованным "кагэбэшником", он должен был получить диплом фактически нахаляву?

Такие люди, как Марко Рубио, открыто дают оценки Путину. Вероятно, у него развязан язык в качестве частного лица, не говорящего от имени Соединенных Штатов, однако дух слов Обамы на самом деле не отличается от печатных знаков Рубио.

Кроме того, думаю, что Запад рассматривает помощь Кремля как бесплатный опцион, который заключается в том, что, если Путин и мечтает заслужить симпатию западных лидеров, то было бы глупо не воспользоваться данным предложением. Если Россия может разбомбить некоторые позиции ИГ — пускай бомбит. Почему бы и нет? При этом Запад прекрасно понимает, как Россия связана с ИГ с точки зрения финансирования, агентов, инструкторов. Даже Кадыров не стесняется говорить об этом. Он только что заявил об определенном количестве человек, ранее служивших в чеченском МВД и в 2014 году перешедших на сторону ИГ. Какова его мотивация, сказать сложно, так же как сложно сказать, почему он поначалу открыто поддержал лиц, подозреваемых в убийстве Немцова.

Таким образом, Запад не имеет и не может иметь каких-либо иных точек зрения на Путина. Может лишь меняться дипломатическая оболочка отношений с ним, чтобы эта обезьяна с гранатой не нажала на ядерную кнопку и в тактических вопросах помогла Западу, который в этом случае сможет поиметь хоть шерсти клок с паршивой овцы.

Слава Рабинович

Уступки на фоне терактов провоцируют ядерный шантаж

В интервью-монологе Константин Боровой прокомментировал события, связанные с парижскими терактами, реакцией Запада и попытками России использовать растерянность США и ЕС в собственных интересах.

Первое. Ясно, что парижские теракты — это отзвук Сирии и следствие того, что Россия вместе с Ираном и Хезболлой — по сути, теми же террористами — разворошили осиное гнездо в регионе.



Второе. Париж — это не начало, а продолжение процесса. Дело в том, что аналогичная атака недавно произошла в Израиле, однако вместо политической поддержки он получил обвинения в насилии над несчастными палестинцами. Все равно, как если бы после атак на Францию другие страны вместо оказания помощи начали бы переводить миллиарды долларов боевикам ИГИЛ. Это именно то, что делает Евросоюз в ситуации с Израилем, когда снабжает гуманитарной помощью палестинское псевдогосударство. Это не только не приводит к решению проблемы, но и усугубляет ее так, что взрывы звучат уже не в Тель-Авиве, а в столице Франции.



Третье. Мы наблюдаем фактор шантажа со стороны России в отношении европейского сообщества. Последние заявления МИД РФ о том, что надо обменять терроризм на поддержку позиции России в Украине — прямое тому доказательство.



Четвертое. Безусловно, речь идет не политической акции, а о преступлениях. Все ответы, связанные с удовлетворением требований террористов — самая неадекватная реакция, потому что террористы как раз и добиваются соответствующих политических решений. В результате ухода Запада из Сирии ИГИЛ лишь укрепится, а поддержка Палестинской автономии приведет к усилению агрессии против Израиля. Уступки террористам провоцируют их на новые теракты, так же, как и уступки Путину приводят к тому, что он идет на дальнейшую эскалацию, активизируя, в том числе, ядерный шантаж.



Пятое. Перед нами — проблемы европейских спецслужб, демонстрирующих полную неэффективность. Они в некоторой степени вообще деактивизированы. Данная слабость — следствие пресловутой европейской политкорректности. На самом деле им стоит использовать опыт Израиля, который оказывает террористам эффективное противодействие. Между прочим, в отличие от Франции, израильское государство позволяет гражданам владеть большим количеством оружия. Именно этот фактор сыграл ключевую роль в предотвращении более 600 случаев нападений палестинских радикалов на евреев. Такова статистика лишь за последние два месяца. Граждане сами останавливают террористов. Разумеется, ситуация массового расстрела, произошедшая в Париже, была бы невозможна, например, в том же Иерусалиме.


Вывод. Надо решать проблемы, а не консервировать их. Сегодняшнее напряжение на европейском континенте связано в основном с агрессивными действиями России. В настоящее время проблема, связанная с Москвой, носит все-таки по большей части политический характер, однако, если не начать решать ее сейчас, то позже она приобретет характер военной проблемы, а затем и террористической.

Константин Боровой

ИГИЛ, Асад, Путин: Террористы должны осознавать неизбежность возмездия

Что же это за Б-г, заставляющий брать в руки оружие, чтобы убить ни в чем не повинных людей? Фанатизм – это дьявол, обрядившийся в одежды святоши, и имя его – отнюдь не Аллах. Каждый раз, столкнувшись с актом масштабного террора, человечество вздрагивает и начинает искать ответы на вопросы: «кому это выгодно» и «как это остановить»?

Теракт в Париже – это «черная метка дьявола» всему человечеству, вызов дикого средневековья современной цивилизации. Не будем ханжами: мы ведь и сами дружили с разного рода террористами во времена СССР, целуясь взасос с одиозным Арафатом. Лобзаем мы их и сегодня. И разве не США взлелеяли Усаму бен Ладена, впоследствии устроившего им теракт 11 сентября?

Взорванный аэробус А-321 и теракт во Франции – это звенья одной цепи. Именно этим приходится платить за политику двойных стандартов, нерешительность и прочий «realpolitik». А еще – за спасение диктаторов и нагнетание напряженности в отдельных регионах во имя высоких цен на нефть. Если огонь войны вовремя не погасить – где бы он ни разгорался, костлявая рука смерти однажды постучит и в вашу дверь. Предстанет перед вами в образе человека с автоматом или бомбой, или в виде неприметного пакета в автобусе, самолете, метро. Терроризм не имеет границ. Более того: у него нет национальности и настоящего вероисповедания, какими бы гроссбухами Корана или Библии он ни прикрывался. Фанатизм – чума, с которой придется бороться всему человечеству.

Во-первых, пора отбросить политику «двойных стандартов». Никакой «сукин сын», ежели он таковым является, не должен чувствовать себя «своим среди чужих». Он должен знать, что будет непременно уничтожен. Это касается как тайных заказчиков, явных исполнителей, так и опосредованных спонсоров терроризма.

Если «Исламское государство» берет на себя ответственность за теракт – оно должно быть стерто с лица земли.

Если Асад уничтожил сотни тысяч граждан – ему не место в мире живых.

Если MH-17 был сбит по приказу Путина – его необходимо «зарыть в земной шар» вместе с теми, кто передал этот приказ по цепочке и исполнил.







Во-вторых, настало время признать, что терроризм не имеет не только национальности: он не может иметь никакой, даже самой малой степени политической либо дипломатической неприкосновенности. Цена такой «дипломатии» всегда измеряется в сотнях, тысячах, миллионах человеческих жизней. Каждый диктатор на планете должен быть признан террористом. И неважно, обладает ли он в данный момент ядерным оружием или сидит на бочке с химическими веществами, либо же просто вещает с исламистской трибуны, постреливая из автомата. Он должен знать, что неизбежно найдет свою смерть в ближайшем будущем, причем такое понимание должно иметь и то окружение, на которое он опирается.

На теракт в Париже мир должен отреагировать крайне жестко, дав ему самую четкую оценку, невзирая на персоналии, которые могут прятаться за политическими кулисами. Необходимо провести тщательное расследование, после которого – дать ход военным и спецоперациям в отношении террористических организаций и их политических вдохновителей. Только таким образом мы сможем очистить нашу жизнь от убийц, прикрывающихся идеями «исламского», «русского» или какого-бы то ни было иного «особого» мира.

Саша Сотник

Как устроено "Исламское государство": истоки, цели, финансы

Экстремистская группировка "Исламское государство" заявила о себе в 2014 году, захватив обширные территории в Сирии и Ираке. Группировка быстро приобрела зловещую известность благодаря изощренной жестокости, с которой она расправлялась со своими врагами, в том числе — с помощью массовых убийств, похищений и публичных обезглавливаний.
Тем не менее, "Исламское государство" (деятельность организации в России запрещена) получило относительно широкую поддержку среди радикалов в исламском мире, а международная коалиция, возглавляемая США, поставила целью уничтожить группировку.



Чего хочет "Исламское государство"

Collapse )

Дед Мороз

http://zludy.ru/upload/d33f1e8e-1309-43cb-8e72-40af879f4f65-image.jpg

18 ноября официально празднуют День рождения Деда Мороза. Каков возраст зимнего волшебника — доподлинно неизвестно, но точно, что более 2000 лет. Дату рождения Деда Мороза придумали сами дети, поскольку именно 18 ноября на его вотчине — в Великом Устюге — в свои права вступает настоящая зима, и ударяют морозы. Интересно, что в 1999 году Великий Устюг был официально назван родиной Деда Мороза.

Что в имени ...

Меценат
Гай Цильний Меценат — римский государственный деятель.
Меценат по сути был министром культуры, хотя такой должности в те времена не было
Доверительные отношения с Октавианом Августом позволяли ему высказывать по многим вопросам свое особое мнение, которое могло не совпадать с позицией императора. Меценат по сути был министром культуры, хотя такой должности в те времена не было.
В приемной у Мецената. Картина Степана Бакаловича
Много внимания он уделял поддержке талантов, ученых, художников, в первую очередь, поэтов. Вергилию помог вернуть отнятое имение, Горацию подарил свое собственное. Смерть Мецената стала для римлян настоящей трагедией.
Меценат представляет императору Августу свободные искусства. Картина Джованни Баттисты Тьеполо

Ловелас
Сэр Роберт Ловелас (Лавлейс) — коварный соблазнитель из романа «Кларисса» Семюэла Ричардсона, написанного в эпоху Просвещения. Главная героиня — 16-летняя аристократка, которую хотят выдать за ненавистного, но богатого жениха.
Сэр Роберт Ловелас — коварный соблазнитель из романа «Кларисса» Семюэла Ричардсона
Ловелас похищает Клариссу, селится с ней в притоне, где женщины легкого поведения, нанятые им, изображают его знатных родственниц. Девушка не отвечает взаимностью на его ухаживания, тогда Ловелас овладевает ей, опоив снотворным. Кларисса отказывается выходить за него замуж и умирает. Ловелас погибнет в дуэли.
Бойкот
Название этой форме протеста подарил офицер британской армии в отставке.
Чарльз Каннингэм Бойкотт

Чарльз Каннингэм Бойкотт был управляющим земель в Ирландии, которые принадлежали английскому лорду. Серия неурожаев привела к массовому голоду и даже переселению из региона. Профсоюзная организация требовала провести реформу, которая позволила бы свободно приобретать участки и установить справедливую арендную плату. Бойкотт начал сокращать штат трудящихся. Тогда Земельная Лига Ирландии сделала так, что управляющий больше не мог нанимать новых работников.
Капитан Бойкотт вместе с семьей собирает урожай
Кроме того, Бойкотт и его семья стали подвергаться травле и гонениям. Соседи их игнорировали, почтальоны не отдавали письма и посылки, а в лавках его отказывались обслуживать. В конце 1880 года Бойкотту пришлось покинуть Ирландию, а потом он и вовсе уехал из страны.
Мегера
В греческих мифах Мегера — одна из богинь мщения. В перевод ее имя означает «враждебная». Вместе с двумя сестрами — эриниями (у римлян — фурии) родилась из крови оскопленного Урана.
Эринии, терзающие Ореста. Картина Вильяма Бугро
Обитает в подземном царстве, где наказывает людей за преступления, особенно за убийства и супружескую измену.
Хулиган
Человек по фамилии Хулигэн жил в окрестностях Лондона в конце XIX века. В полицейских отчетах он упоминается как дебошир и вор.
Есть версия, что скверным характером обладал не только Патрик Хулигэн, но все его семейство. Им якобы принадлежал постоялый двор. Своих гостей Хулигэны грабили и убивали. По другим сведениям, эта же семья владела частной школой, с учениками которой жестоко расправлялась.

Плюй в глаза

В программе "Время покажет" на Первом канале Толстой с экспертами обсуждают теракт, ставший причиной крушения российского самолета. А еще неделю назад тот же Толстой с Гордоном из кожи вон лезли и чуть ли не все свои органы готовы были дать на отсечение, доказывая, что теракта быть не могло, потому что... не может быть никогда. Гордон, давая отпор Надеждину, имевшему наглость связать авиакатастрофу с нашей операцией в Сирии, заходился от ярости: "Надеждин начал дискуссию так, будто доказано, что это теракт. Владимир Владимирович публично на эту тему не высказывался...Я абсолютно убежден, что это не теракт". Ему вторил Толстой: "В пользу этого говорит и тот факт, что не найдено следов взрывчатки. Так почему Обама и прочие западные лидеры говорят про теракт? Зачем им это нужно?" "Это политизированная версия", - ответствовал кто-то из экспертов-"патриотов". Пилотов каких-то зазвали, которые "авторитетно" утверждали, что всему виной технические неисправности и человеческий фактор. И все вместе чуть не побили польского политолога, осмелившегося сказать, что теракты все равно будут, "потому что Россия натравила на себя ненависть со всего мира". А сегодня, как в анекдоте, "легенда поменялась". Владимир Владимирович публично высказался. Следы взрывчатки нашлись. Ну, теракт так теракт, мгновенно согласился Толстой, даже не вспомнив собственные "убежденности" недельной давности. Плюй в глаза.

Ирина Петровская